НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА НЕЗАВИСИМЫХ МНЕНИЙ

№ 518

  • Невозможное путешествие в будущее

    http://rybinsk-vybory.ru


    В преддверии 2017 года  в силу своего рода мистической веры в нумерологию (100 лет со времени двух революций и предшествующих событий) проявилась повышенная нужда в предсказаниях. Очень  ведь интересно знать, что будет еще через сто лет, и что сто лет назад предсказывали про наше время.

    Откликаясь на этот зов, вышел 10-серийный православный фильм о Распутине “Григорий Новый”, затем в 2014 году 8-ми серийный фильм о Распутине “Григорий Р”, а встык ему как бы 9-я серия, документальный фильм, который называется “Григорий Распутин. Жертвоприношение”.

    Вот это название одним словом говорит о новом взгляде на Гришку Распутина. Он, де, принес себя в жертву ради блага России. Он точно все предвидел, свою смерть прозрел, точно ее предсказал, потому и всё последующее, все предостережения по поводу России, да и всего мира, тоже дал с провидческой точностью.

    Река времени

    Для начала  коснусь принципиальной невозможности пророчеств и точных предсказаний. Всего того, чем занимаются ясновидящие, бабки ванги,  проскописты-экстрасенсы, гадалки, пророки, колдуны, маги, а также примкнувшие к ним политологи.  В этом же ряду в почетном карауле стоят научные пророки марксизма-ленинизма, национального расизма и прочего чучхе.

    Договоримся, что предсказанием является указание события, его места и даты, но не общие рассуждения о том, что все люди смертны, что все в мире имеет конец, что добро восторжествует, а зло будет посрамлено рано или поздно.

    Точные предсказания были бы возможны в так называемой статической концепции времени. Это очень просто: представьте себе, что вы плывете по реке (времени), погруженные в нее так, что глаза находятся на уровне воды. Впереди по течению находятся деревья, дома и пр. Когда течение подвозит вас к одному из них, и вы его видите, то это как бы наступает настоящее.

    Некоторые люди обладают способностью высовывать голову из воды, они видят предметы раньше, чем река довезла до них. Это будет аналогия ясновидческому пророчеству. Ясновидец видит далёкое заранее и говорит современникам, чему они будут свидетелями только спустя какое-то время. Подробнее…

  • 22 ИЮНЯ – ДЕНЬ ПАМЯТИ И СКОРБИ

    Обзор периодики, монографий и сборников документов изданных в США и России

    http://politikus.ru


    В середине апреля 2017 года довелось мне просмотреть передачу российского телевидения (РТР – Планета) под названием «60 минут» (ведущие – О. Согбеева и Е. Попов, кстати, прекрасные журналисты! ), в которой принял участие историк Игорь Чубайс, родной брат того самого… И он вполне серьёзно утверждал, что никакой блокады Лениграда не было, так как была «Дорога жизни». Скажу прямо – я ужаснулся. Если бы он такое заявил в Питере, то трудно было бы поручиться за его судьбу. Доктор философии, декан факультата и не знает, что существует блокада континентальная и морская. Ленинград наглухо был блокирован. И только несколько месяцев зимой функционировала через Ладогу весьма ненадёжная «Дорога жизни». Но после наступления ранней весны, движение транспорта по ней прекращалось. И тогда начинала действовать морская блокада. Он, родимый, видимо не знает, что на озере действовала флотилия (бригада) итальянских катеров новейшей конструкции, которая была переброшена на специальных платформах по железной дороге на Ладожское озеро, и вела бои с кораблями Ладожской Военной флотилии. Так что блокада была страшной реальностью. Не знаком он и с монографией «На Ладоге, как на море», в которой описана вся эта ситуация. А заявление, что СССР потерял в период войны 60 миллионов человек показывает, что, хотя он и преподаёт «россиеведение», с историей Второй мировой войны он знаком слабо. Сопоставил бы он численность населения Советского Союза до войны и после её окончания – и всё бы стало на свои места. Получится, что сведения о потере 27 миллионов человек – объективны, а господин Игорь Чубайс сознательно вводит людей в заблуждение. Что же касается, что более одного миллиона советских граждан воевали на стороне нацистов, то и этот факт должен быть подвергнут анализу. В основном это были жители присоединённых в 1939 – 1940 гг. к СССР территорий. Коренных советских граждан было, как минимум, вдвое меньше. Настоящему учёному стоило привести сведения подобного рода и в европейских странах. Особенно по Франции, Бельгии, Голландии и некоторым другим. Там число коллаборантов было многократно больше (особенно, на душу населения!). Подробнее…

  • Прецессионная, цикличная, глобальная смена климата на Земле

    https://lamp.im

    В ночь на 12 декабря 2015 года в Париже с большим трудом завершилась двухнедельная межгосударственная «Климатическая конференция ООН» под кодовым названием СОР-21. В конференции приняли участие представители из 195 стран и в том числе многие первые лица государств. Как сообщали мировые СМИ – переговоры шли крайне тяжело из-за множества разногласий и чтобы ускорить процесс президент США Барак Обама даже позвонил и поторопил председателя КНР Си Цзиньпина.

    Участники конференции решали вопросы о делёже производственных квот на «парниковый» (углекислый газ) СО2. «Прицел» у организаторов встречи был дальний – концентрация производства и денег в руках монополий, а в конечном счете их полное доминирование в сфере производства. Внешней же благовидной причиной для конференции была благая «задача» не допустить повышения температуры на Земле более чем на два градуса по сравнению с концом XIX века.

    Под предлогом «парниковых газов» планируется устранение конкурентов путем закрытия перспективных предприятия в развивающихся странах. В этой связи прогрессивной общественности надо приготовиться к очередному «распилу» бюджета в их странах под выдуманную проблему и сопутствующий обман.

    Теперь перейдем к сути.

    «Аристотель научил меня удовлетворять свой разум только тем, в чём убеждают меня рассуждения, а не только авторитет учителей. Такова сила истины: вы пытаетесь её опровергнуть, но сами ваши нападки возвышают её и придают ей большую ценность».  (XVI век, итальянский философ, физик, математик Галилео Галилей).

    Если бы парижская «парниковая» конференция СОР-21 проходила на каком-нибудь острове Папуа Новой Гвинеи, а её участниками были дикари из окрестных деревень, то они были бы снисходительно прощены. Потому как ещё более двух тысяч лет назад астрономы древнего Египта открыли явление прецессии (ось Земли относительно наклона к Солнцу движется по кругу). Известная многим с детских лет игрушка «волчок» (юла) перед тем как остановиться начинает раскачиваться. Это же самое явление происходит и с Землей и называется – прецессия. Земля во вращении вокруг своей оси замедляет своё движение (замедление величина переменная и составляет за тысячу лет примерно 0,1 – 1 секунду). Подробнее…

  • Свет далекой звезды…

    К 70-летию выдающегося ученого-международника Натальи Евгеньевны Бажановой

    Фото: Наталья Евгеньевна Бажанова – серьезный ученый и красавица

    В 2017 году, 4 января исполнилось бы 70 лет Наталье Евгеньевне Бажановой. Но так случилось, что дипломатическая наука, публицистика, журналистское и писательское сообщество понесли огромную и невосполнимую потерю. Она ушла из жизни 7 июня 2014 года после болезни. Вместе с нами скорбят многочисленные почитатели ее обаятельного человеческого дара, дипломатического и научно-публицистического таланта. Подробнее…

  • ВОСПОМИНАНИЕ ОБ ЭПОХЕ: записки спецприкрепленного к спецстоловой.

    От автора:

    Вспоминать прошлое надо весело. Пушкин сказал: “что пройдет, то будет мило”. Но бывает не до смеха.
    Был со мной такой случай. В советское время приехал ко мне в институт видный американский физик. Социализма он не знал и всему у нас удивлялся. Как-то сидя в комнате моей аспирантки, спросил про нашу плановую экономику. Дескать, кто подсчитывает, сколько из Мурманска нужно привезти селедок в Воронеж, из Одессы — апельсинов в Ленинград, а из Ташкента — ковров в Киев. Аспирантка ответила: “Никто не подсчитывает. Все товары свозят в Москву. Люди приезжают, покупают и развозят по домам, кто куда”. Американец удивлялся, а присутствующие смеялись. На следующий день меня вызвали в партбюро и дали нагоняй за то, что не работаю с аспирантами. Какой уж тут смех… Смех сквозь слезы. Но это уже не из Пушкина, а из Гоголя. Подробнее…

  • СМЕРТОНОСНЫЙ ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ

    https://hi-news.ru

    Уважаемые дамы и господа!

    Направляем Вам решение, посвящённое наиважнейшему вопросу современной цивилизации: созданию смертоносной для всего человечества технологии – бурному развитию искусственного интеллекта. Проблема настолько злободневная, что без вашей помощи современный разумный мир через 15-20 поколений исчезнет. Эта тема,  к  сожалению, в публичном пространстве и научном мире представлена очень слабо.

    Если у Вас возникнет желание стать активным участником обсуждения данной проблемы, мы с удовольствием включим Вас в команду, которая будет продвигать этот проект.

    Мы планируем организовать взаимодействие в рамках нескольких структур: юридической, гуманитарной, научной, религиозной и крупного бизнеса. Вы можете присоединиться к направлению, которое сочтёте приоритетным.

    Обращаем Ваше внимание на то, что это не бизнес-проект, это долгосрочное гуманитарное начинание, которое должно спасти человечество. Подробнее…

Блоги: Артур Цапенко

  • «Скрипач на крыше» в Кремле

    В России Государственном Кремлевском Дворце состоялась церемония вручения премии Федерации еврейских общин России (ФЕОР) «Скрипач на крыше».

    Премия «Скрипач на крыше» с 2002 года ежегодно вручается в России людям, которые своей деятельностью внесли весомый вклад в развитие культурной и общественной жизни, независимо от их национальности и вероисповедания. Символ премии – статуэтка, созданная скульптором Франком Мейслером, говорит о том, что, несмотря на любые жизненные обстоятельства, человек должен оставаться “скрипачом духа, быть на высоте и продолжать играть на своей скрипке”. Лауреаты премии избираются по целому ряду номинаций: “Правозащитная деятельность”, “Человек-легенда”, “Региональный руководитель”, “Меценат”, “Культура и милосердие”, “Просветительская деятельность”, “Общинная жизнь”, “Журналистика”, “Телевидение”, “Кинематография”. Подробнее…

Блоги: Екатерина Асмус

  • No Picture

    Андрей БАЛАБУХА: О ЛЮБВИ ПО-РУССКИ

    (ИЗ ЦИКЛА «ПРАВДИВЫЕ ИСТОРИИ О ВЕЛИКИХ»)

    Заведение под гордой вывеской «Прусский король», пожалуй, не оказало бы чести и самому захудалому барону. Так, средней руки гостиница. А уж трактир при ней… да, это вам не «Погребок Ауэрбаха» в моем родном Лейпциге, где физически ощущаются три с лишним века истории, а посетители рискуют столкнуться нос к носу с тенями великого Лютера или несчастного доктора Фауста. Да что там! Это даже не здешний «Красный лев» с его горьким пивом, кислым мозельским, истекающими жиром кровяными охотничьими колбасками и горластыми геттингенскими студиозусами. И уж тем более не наш «Святой Губерт», где подают нежнейшую оленину на рашпере, бочки в погребе полны рейнских вин, даже знаменитого «шварцшлосскеллара» урожая тридцать второго года, а в воздухе витают пряный аромат кларета, сладкий трубочный дым и негромкие профессорские речи… Но ведь не ради же яств и питий оказался я здесь!

    Зал «Прусского короля» был хоть и невелик, но все равно красноречиво неполон. Я методично обежал помещение взглядом по часовой стрелке. В ближнем левом углу с ленцой перебирал струны своей неразлучной мандолины старик Верушкиндер; вот уж без чьего присутствия в последние сорок лет не обходился ни один кабак — из числа не самых дешевых, но и ни в коем случае не дорогих. Забавный тип — не то переживший века последний миннезингер, не то провозвестник грядущих безвкусиц. Впрочем, своих почитателей он всегда имел. Вот и сейчас вокруг него собралась троица слушателей, один из коих, правда, пребывал уже в той кондиции, когда внимают исключительно музыке сфер. В дальнем левом углу молчаливо и мрачно пьянствовали четверо черномундирых рейтарских унтер-офицеров. За несколькими столами по двое, по трое сидели почтенные бюргеры. И, наконец, самая многочисленная и самая шумная компания собралась за большим столом справа.

    Туда я и подсел, жестом подозвав кельнера — тот подбежал, на ходу вытирая руки о достаточно чистый, кстати, фартук.
    — Кружку «черного бархата»!

    По возможности я избегаю вина — за исключением причастия, разумеется. И как раз потому. Недаром же сказано о вине у Марка: «…и сказал им: сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая». Кровь же Христова священна, пить ее в кабаке — недозволительная профанация. Однако это не убеждение, которое стал бы я проповедовать окружающим. Просто я так чувствую. Иное дело пиво — в нем нет ничего сакрального, но зато стоят тысячелетия культуры, оно приятно языку и полезно для тела. Да и нашей северной крови честный ячмень соответствует куда больше, нежели сок южных лоз.

    Отхлебывая понемногу темный напиток, в котором совершали бесконечное коловращение потоки крохотных палевых пузырьков, легко щекочущих, дразня, нёбо и горло, я стал прислушиваться к застольной беседе и приглядываться исподтишка к сотрапезникам.

    Собственно, беседой происходящее назвать было нельзя. Были слушатели. Так, мелкота: полдюжины бюргеров — среднего достатка и выше, пара студиозусов да еще один тип в темно-зеленом слегка поношенном камзоле, классифицировать которого я не рискнул. Ну и Бог с ним! Все равно меня интересовали не слушатели, а исключительно рассказчик, безоговорочно царивший за столом.

    Карл Фридрих Иероним, фрайгерр фон Мюнхгаузен.

    Воистину, не зря говорят: врать, как очевидец!

    Но это я не про фрайгерра. Просто вспомнил, как месяца два назад коллега Карл-Теодор фон унд цу Штейн делился впечатлениями после посещения «Прусского короля»:
    — Он начинает рассказывать после ужина, закурив свою огромную пенковую трубку с коротким мундштуком и поставив перед собой дымящийся стакан пунша… Мало-помалу он распаляется, жестикулирует все выразительнее, крутит на голове свой маленький щегольской паричок, лицо при этом все более оживляется и краснеет, и в эти минуты он, в быту — я знаю! — очень правдивый человек, замечательно разыгрывает свои фантазии.

    Как же легко превратить человеческий образ в карикатуру, мешая правду с собственным ее восприятием и вольно обращаясь с деталями… Да, трубка была — заслуженная, с чашкой размером в кулак, из чуть посеревшей от долгого употребления турецкой пенки, но с длинным буковым чубуком и красиво изогнутым мундштуком из кенигсбергского янтаря — только там он встречается этого дивного цвета, почти черного в отсвете, а на просвет напоминающего густо заваренный красный чай. И пунш перед рассказчиком стоял, правда, давно уже остывший, причем к стакану он почти не прикладывался. А вот парик был самым обыкновенным, форменным, офицерским, густо напудренным, в четыре букли по бокам и с короткой косицей, перехваченной черной шелковой лентой. Но главное все-таки — лицо.

    Фрайгерру было уже под семьдесят, однако овал породистого лица оставался неискаженно-благородным, лишь иссеченным шрамами морщин, что достаются всем нам в неравной схватке с быстротекущими годами. Но и те только придавали достоинства — не патриарха, нет, скорее — утомленного колосса. А Мюнхгаузен, кстати, и был колоссом: даже сидя, он возвышался надо всеми, встав же, оказался бы на добрую голову выше меня. И от него по-прежнему исходило ощущение силы. Может быть оттого, что, рассказывая, он отнюдь не распалялся, не краснел, не жестикулировал яростно. Наоборот, мимика была скупой, но в легком движении густых бровей или мимолетном изгибе губ прочитывались удивление, ярость или азарт, а каждое короткое и плавное движение руки рождало в глазах образ стремительного выпада шпаги или хищного разбега бьющей в борт волны.

    Признаться, я не слишком вслушивался в его рассказы — моя слабость не столько литература, сколько физиогномика. К тому же я успел пролистать вышедший в прошлом году у нас в городе томик бюргеровских «Удивительных путешествий на суше и на море, военных походов и веселых приключений барона Мюнхгаузена», так что достаточное представление о жанре и сути, полагаю, составил. Зато наблюдать было интересно вдвойне — и за самим фрайгерром, и за публикой, упивавшейся даже теми его рассказами, которые слушали не впервой, а то и читали. Здесь властвовало обаяние не сюжетов, но личности. Даже те, кто внимал главе стола не без ехидцы, все равно не решались порвать нить хитроумно запутанного клубка повествований.

    Да, такого актера еще поискать…

    Но мало-помалу пиво, вино или усталость, не суть важно, брали свое. Компания постепенно редела, и в конце концов мы с фрайгерром остались за столом вдвоем. Он бросил на меня хитрый взгляд и чуть приподнял стакан с остатками пунша.

    — Ваше здоровье, герр профессор…

    Вот уж не думал, что я настолько популярен в Геттингене!

    — …вот уж не чаял, что вы надумаете слушать мои россказни.

    Мы невольно обменялись улыбками — так, словно мысль свою я проговорил вслух.

    И тогда я без обиняков задал вопрос, который, собственно, и привел меня сюда:

    — Простите мое любопытство, фрайгерр, и если не сочтете возможным его удовлетворить, я приму это как должное. Видите ли, я никак не могу понять… Вы ничего не имели против, когда ваши «россказни», как вы изволили выразиться, публиковались в книге графа Линара и в берлинском «Путеводителе для весельчаков». Зато на беднягу Распе ополчились чуть ли не вплоть до суда. Почему? В чем разница?

    — Господи Всемогущий! — воскликнул Мюнхгаузен; его римский, с легкой горбинкой нос чуть заметно сморщился, словно в приличном доме вместо турецкого табака при нем закурили козий кизяк, но подавать виду, что смердит, порядочному человеку не пристало. — Так ведь ясно же, как Божий день: там печатали под какой-никакой, а все-таки анаграммой.

    — И что же?

    — То, что это был не совсем я. А то и совсем не я.

    — Но ведь анаграмма-то более чем прозрачная!

    — Так и переврали меня там не слишком, герр профессор. Что же до подлеца Распе, так тот не только переврал, он и насочинял такого, чего я отроду не говорил! А потом еще этот Бюргер — не то адвоэт, не то поэкат — своего добавил. Я однажды заглянул в его сочинение и ужаснулся. Решительно ничего из того, что там записано, я не говорил. И теперь начинаю опасаться, что путаница эта затянется на века…

    — Однако согласитесь, фрайгерр, ложью больше, ложью меньше — какая разница? Не зря же тот охотничий домик в Боденвердере, где вы потчуете гостей своими рассказами, прозвали Павильоном лжи.

    — Так это потому, друг мой, что я давно понял: правду можно сотворять исключительно изо лжи, ибо больше в нашем насквозь лживом мире творить ее не из чего.

    — Но ведь над вашей правдой смеются.

    — И слава Богу. Дураки — смеются надо мной; кто поумнее — над моими историями; умные же — над собой. А человек должен уметь посмеяться над собой, чтобы не сойти с ума.

    — Но в чем же разница между вашей правдой, сотворенной изо лжи, и ложью Распе, сотворенной из вашей правды?

    — В чем? — фрайгерр ненадолго задумался, извлек из кармана брегет, отщелкнул крышку. — Что же, немного времени еще есть.

    Он взмахнул рукой, и рядом с нами мгновенно вырос кельнер. Мюнхгаузен молча указал ему на свой пустой стакан и поднял на меня вопросительный взгляд. В конце концов, четвертая кружка пива за вечер — не так уж много. Я кивнул, и кельнер поспешно испарился.

    — Будь по-вашему, герр профессор, — фрайгерр глотнул пунша и цепко скользнул по моему лицу неопределенно-темными, со вспыхивающими в отблесках свеч малахитовыми искрами глазами. — Раз уж вы листали книжонку этого жалкого штюрмера… Помните, историйки про то, как я въехал в Петербург в санях, запряженных волком, и про волка наизнанку?

    Я кивнул.

    — А теперь — как оно было. На самом деле, это одна история, — фрайгерр запалил от свечи лучинку, снова раскурил необъятную свою трубку и с наслаждением выпустил несколько голубоватых колец дыма. — Я возвращался в российскую столицу из Риги, куда ездил и с официальным поручением ее императорского величества, и — попутно — уладить некоторые имущественные дела жены. Мне повезло одинаково преуспеть в обоих случаях — казалось бы, чего лучше? Но вы, друг мой не представляете себе России. Особенно — России зимней. Вообразите: вы едете день, два, три, а кажется, будто стоите на месте: все та же нескончаемая равнина под тем же серым небом, тот же серый снег и лес, лес, лес — черный, ибо в этом двуцветном мире даже темно-зеленые ели из живых деревьев превращаются в замороженные гравюры. И будь вы хоть молодоженом, хоть произвели вас вчера в полковники, на душу все равно наваливается тоска. Я вообще считаю, что проклятие России — ее пространства. Помнится, еще в последний год царствования государыни Анны Иоанновны я между делом поделился с кем-то этим наблюдением. Дворцовые нравы везде одинаковы: и дня не прошло, как вызвали меня пред светлы очи государыни, и та попросила повторить мою мысль, что я и сделал, хоть и не без опаски, ибо знал, что ни о чем правители российские так не грезят, как о всемерном расширении этих самых пространств. Однако матушка-императрица, выслушав, похвалила меня и даже записала слова мои в особую книжечку в синем сафьяновом переплете, которую, по ее словам, собиралась оставить в поучение наследникам. И оставила: видел я эту книжицу еще раз в руках его высочества герцога Антона-Ульриха, супруга регентши Анны Леопольдовны. Он, помнится, спросил меня:

    — Можешь ты мне назвать, Карл, главные беды России?

    — Дармоеды, дураки и дороги, — не задумываясь, выпалил я.

    — Три Д, — рассмеялся генералиссимус. — Почти как наши три К.Это стоит сохранить для потомства, — и тоже вписал мои слова в книжечку. Однако я сильно подозреваю, что к потомкам она не перешла, а погибла с ним вместе на проклятом русском Севере…

    Но я отвлекся — вернемся к просторам и снегам.

    Так я и ехал, спасаясь лишь тем, что время от времени позволял себе глоток превосходной русской водки, согревавшей и тело, и душу. Правда, и в этом надо знать меру и толк. На одной из станций — не помню сейчас, было это в Эстляндии или уже в Ингерманландии — ямщик мой согрел себя так, что ни ходить, ни стоять уже не мог и только знай себе твердил:

    — Да ты, барин, не тужись, ты меня только одень, на облучок посади да вожжи в руки дай. В лучшем виде домчим, барин! Пьяный я еще лучше погоняю!

    Одевать я его, разумеется, не стал, а кулаком уложил отсыпаться — дня, думаю, этак на три. Что оставалось делать? Править санями я, к счастью, научился давно, и потому дальше отправился в одиночку. Поначалу все было хорошо — лошади свежие и резвые, а пока руки занята делом и тоскуешь невольно меньше. Но к вечеру лошади приустали, где находится следующая станция, я толком не представлял, и вдобавок ко всему из лесу донесся злобный волчий вой.

    Кстати, о волках. Любопытное дело: в Европе их куда меньше, зато про волков-оборотней тут знает всякий. И в каждом трактире хоть старинных легенд про вервольфов, хоть недавних случаев нарасскажут, и ученые труды сему вопросу посвящены. А в России, где зверей этих полным-полно, про оборотней, можно сказать, и не слыхивали. В Петербурге некий почтенный историк, правда, утверждал, будто один такой был, даже летописи про него упоминают. И не кто-нибудь, а князь. Полоцкий, кажется. Или даже великий киевский, не помню. Имя только запало: Всеслав. Обо все этом я и размышлял, прислушиваясь к недалекому уже волчьему вою и гадая, успею ли добраться до станции с ее надежными стенами.

    Увы, не успел. Хоть лошади, чуя опасность, обрели почти былую резвость, злобный вой раздавался все ближе, а потом появился и сам зверь. Не волк — волчище. Матерый, огромный, он мчался гигантскими прыжками, и расстояние между ним и санями стремительно сокращалось. Не знаю почему, но со мною часто случалось, что самых свирепых и опасных зверей я встречал в такую минуту, когда был не вооружен и беспомощен. А тут еще лошади с испугу рванули, и я от неожиданности выпустил вожжи и слетел с облучка в снег.

    А едва успел я подняться, как волк налетел.

    Что делать? Кроме голых рук в моем распоряжении ничего не было — значит, оставалось ими и воспользоваться. Даже одной — правой. Я инстинктивно сунул кулак прямо в разинутую пасть и, чтобы волк не откусил руку, стал проталкивать все глубже и глубже, пока морда зверя не оказалась возле самого моего плеча. Мы поглядывали друг на друга, прямо скажем, не слишком нежно.

    Но что же дальше?

    И вдруг меня осенила великолепная мысль: я захватил волчьи внутренности, рванул на себя, вывернув зверюгу, словно рукавицу, наизнанку, затем швырнул на землю и оставил там лежать.

    Но Боже мой!

    На снегу передо мной корчились не окровавленные останки волка, а здоровенный голый детина. На несколько мгновений я окаменел, как жена Лота. Человек же тем временем приподнялся на руках, обратил ко мне лицо…

    — Поручик Ржевский, вы ли это? — вырвалось у меня.

    Человек зашевелил губами, но поначалу с них срывались только нечленораздельные звуки. Впрочем, дар речи он обрел на удивление быстро.

    — Барон! Какими судьбами? Как же я рад вас видеть, спаситель мой! — и, поднявшись на ноги, поручик кинулся меня обнимать.

    — Что вы тут делаете? Да еще в таком… виде? — недоуменно поинтересовался я.

    — Не спрашивайте, барон! Понимаете, был тут у одной… Вы себе представить не можете, какова шалунья! Какой темперамент! Какой пыл! Какая стать! Глазки, зубки! Да один хвост чего стоит!..

    Да, герр профессор, Россия — дивная страна. Что от вожделения можно оскотиниться еще древние знали — вспомните Цирцею. Но звереть от любви способны только русские!

    Поскольку волчья шкура ушла теперь у поручика внутрь, то шубой служить уже никак не могла — ни для спасения от стужи, ни для прикрытия срама. К счастью, лошади, перестав чуять волчий запах, вернулись, а в санях нашлась для поручика медвежья полость, в которую он и укутался. Так что в Петербург я въехал три дня спустя не в санях, запряженных волком, как утверждают бездарные эти писаки, а в обнимку с волком, поторапливая взятого на последней станции ямщика, распивая шампанское и распевая песни.

    У истории этой был, замечу, еще эпилог. Вскоре поручик Ржевский усыновил мальчика-подкидыша. Малютку нарекли Карлом-Вольфом — первое, как вы понимаете, в мою честь. Правда, в крещении он стал по русскому обычаю Карлом Лукичем.

    Мюнхгаузен смолк и, смачивая пересохшее горло, допил остывший пунш.

    Я тоже безмолвствовал, пытаясь переварить услышанное.

    По камням мостовой прогрохотали колеса — звук замер у дверей «Прусского короля».

    — Что же, — сказал Мюнхгаузен, поднимаясь из-за стола, — мне пора. Рад был знакомству, профессор.

    Я проводил его до кареты и, когда фрайгерр уже поставил ногу на откинутую ступеньку, спросил:

    — А вы… Вы там, в России… тоже любили?

    Мюнхгаузен улыбнулся:

    — Увы, друг мой, я не успел достаточно обрусеть… — и добавил, уже опускаясь на обитое бархатом сиденье: — Кстати, хорошему ученому в Петербурге будут рады не меньше, чем в Геттингене, а платят намного больше. Подумайте об этом на досуге, профессор. И последнее: обещайте, что никогда не станете моего рассказа записывать. Вы, конечно, не Распе, не Бюргер, но… Так обещаете?

    — Разумеется, фрайгерр!

    Увы, слова я, как видите, не сдержал — надеюсь, Карл Фридрих Иероним, фрайгерр фон Мюнхгаузен простит меня с того света. Но зато строки эти написаны на берегах Невы, где, к превеликому сожалению, за два с лишним десятка лет я все еще недостаточно обрусел.

Блоги: Бен Пинхасов

  • Выборы-2016: Клинтон или Трамп? Мнение обывателя

    Как известно, в США в разгаре кампания по выборам президента. К финишной черте стремительно рвутся оставшиеся после праймериз два кандидата в президенты: Хиллари Клинтон – от Демократической партии и Дональд Трамп – от Республиканской.

    Чтобы попасть в вожделённое место – в Овальный кабинет – в ход идут любые приёмы: дезинформация, контробвинения, компроматы, а также действительно имевшие место когда-то прегрешения со стороны кандидатов.

    Так, на Клинтон «катится бочка»: «Ты нечестным путём одолела своего соперника по партии Берни Сандерса (как известно, из-за скандала по этому поводу председателю Шульц пришлось подать в отставку)». Или же вспоминается неприятное событие, когда в бытность Клинтон госсекретарём США, в Ливии, в Бенгази, были убиты посол США и несколько американских дипломатов, т.е. она не предотвратила эту трагедию.

    Вспоминается также скандал вокруг её служебной переписки в бытность её госсекретарём США: Клинтон, в нарушение правил, вела служебную переписку с личного аккаунта электронной почты.

    Говорят также, что якобы семья Клинтон с помощью «Росатома» обогатилась на 31,3 млн долларов, так как Хиллари Клинтон, будучи всё ещё в должности госсекретаря США, дала разрешение на приобретение в стране стратегических месторождений урана. В добавок к этому – её проблемы со здоровьем.

    Что касается Трампа, то ему вменяется некомпетентность в политике, неуравновешен¬ность, частая смена намерений и решений и даже душевное расстройство…

    Мне кажется, кандидатами на столь высокий пост как-то забывается главное – можно ли такой сварой привлечь голоса избирателей, обычных граждан, которых, в первую очередь, интересует, какую кандидаты имеют программу, направленную на улучшение их жизни.

    Наверное, многие избиратели были бы рады отдать свои голоса за кандидатов, которые включили бы в свои программы такие предложения, как:

    1. Массовое строительство доступного для малоимущих граждан жилья; открытие 8-й программы;
    2. Улучшение экологии;
    3. Постепенный переход к производству только натуральных продуктов – органик, запретив гормоны для выращивания животных, а также ГМО продукты (в странах ЕС производство таких продуктов запрещено, т.к., по мнению учёных, они могут вызвать тяжёлые заболевания, включая рак);
    4. Запретить продажу огнестрельного оружия, являющегося средством убийства невинных граждан, безопасность которых должна обеспечивать полиция;
    5. Внести изменение в систему медицинского обслуживания в части стоматологической помощи, чтобы страховки, имеющиеся у граждан и покрывающие лечение почти всех болезней, покрывали также и лечение болезни зубов. В настоящее время этого нет, и гражданам, особенно малоимущим, надо платить за лечение, например, «root canal» или за установку коронок, немалые деньги, что не всем по карману;
    6. Приблизить систему мер и весов к международным стандартам (сантиметры, метры, километры, литры и т.д.);
    7. Изменить порядок выборов, отменив институт коллегии выборщиков и перейти к системе всеобщего голосования;
    8. Ввести ответственность за клевету (ложное обвинение без доказательств).

    Любая программа может успешно осуществляться только в условиях мирной жизни.

    Исходя из этого, нужно стремиться к политике мирного сосуществования со всеми странами.

    Мудрость политики заключается в том, чтобы из врага пытаться сделать друга, а не наоборот, в первую очередь, при помощи умной дипломатии.

    Стабильная мирная жизнь позволила бы сократить военные расходы, которые тяжёлым бременем ложатся на любое государство. Не будем забывать, что долг США превышает 19 триллионов долларов.

    В этом отношении мне иппонирует позиция Трампа, который выступает с более миролюбивой программой, за хорошие, добрые отношения с одной из великих, и кстати, ядерных держав – Россией, с которой можно было бы более успешно решать многие мировые проблемы, а их, как известно, не перечесть.

    Позиция Трампа в этом смысле отличается от позиции Клинтон, у которой более воинственное настроение.

    Думается, именно позиция Трампа весьма положительно сказалась бы на международном климате, смягчила бы его.

    Не конфронтация, а компромиссы должны превалировать в мировой политике.

    И, кроме того, мирное сосуществование, дружеские отношения со всеми странами позволят им объединиться против общего врага цивилизации – международного терроризма, таких звероподобных организаций, как ИГИЛ и Аль-Каида, и с корнем уничтожить их.

    Любая достойная программа имеет какую-то силу, когда она овладевает массами. Почему бы штабам двух партий в городах не организовать агитпункты, в которых агитаторы или доверенные лица кандидатов разъясняли бы доступно программы кандидатов?

    Выборы президента – серьёзнейшая политическая акция, за которой очень внимательно и с надеждой следит не только Америка, но и весь мир.

    Пожелаем успешного завершения этой кампании.

    Пусть победит достойный!

Блоги: Екатерина Пермитина

  • Дело Сноудена

    Как известно, власти США заочно предъявили бывшему сотруднику ЦРУ и АНБ обвинение в хищении государственной собственности, раскрытии данных о национальной обороне и умышленной передаче секретной информации посторонним лицам. В случае въезда на территорию страны, ему грозит серьезный срок или смертная казнь.

    Ряд американских изданий призывают Белый Дом помиловать Сноудена, не считая его предателем Родины, а скорее справедливым борцом за права своих соотечественников. В интервью для New York Times Барак Обама продолжает утверждать о необходимости наказания за его действия против родных спецслужб.«Мы призываем вас не прощать Сноудена, который совершил самый большой и самый разрушительный публичный шпионаж секретной информации в истории нашей страны», уверенно заключил Обама. “Если господин Сноуден вернется из России, куда он сбежал в 2013 году, правительство США призовет его к ответственности за совершенные действия».

    По мнению американских властей, бывший член разведовательного управления нанес серьезный ущерб национальной безопасности. Кроме того, глава Правительства утверждает, что похищенные и представ-ленные общественному вниманию документы не имеют никакого отношения к программам, затрагивающим индивидуальные интересы частной жизни. Таким образом, отрицая какую-либо причастность властей в нарушении законного права своих граждан на частную жизнь.

    Подавшийся в бега, Эдвард Сноуден, нашел свое убежище в Москве. Владимир Путин разрешил программисту оставаться на территории страны, как это не звучит странно, при условии прекращения подрывной работы американских спецслужб. «В принципе, он обрек себя на достаточно сложную жизнь. Что он будет дальше делать, я даже не представляю. Но понятно уже, что мы его не отдадим, он может себя чувствовать здесь в безопасности…», – заключил Путин в интервью для «Первого Канала» и агентства Associated Press.

    Недавно вышедший в мировой прокат, фильм Оливера Стоуна, привлек всеобщее внимание. Правда о действиях АНБ из уст самого Сноудена. Режиссер передал хронологию событий, упустив лишь его дни ожидания в транзитной зоне Шереметьево, с отсутствием действующей российской визы и аннулированным американским паспортом. Власти США посчитали, что будет неправильным дать возможность совершать международные поездки лицу, совершившему подобное тяжкое преступление.

    Борец за правду, в глазах общественности, и мировой преступник, в глазах своего государства, Эдвард Сноуден уже вписал себя в историю. Рассекреченная программа PRISM, проводимая в ФБР и АНБ, как оказалось, способна следить за нами в режиме реального времени. Под ударом безопасности серверы таких крупнейших компаний, как Microsoft, Google, Facebook, Skype, YouTube, Apple.

    Секретные документы, обнародованные бывшим техническим сотрудником ЦРУ и АНБ, навсегда лишили его возможности въезда в США. Сам Эдвард Сноуден, планирующий свою дальнейшую жизнь в России, в интервью Aftenposten повторил, что не жалеет о принятых им решениях. “Я многое потерял: я не могу вернуться домой, для меня трудно увидеться с родными, я отказался от блестящей карьеры и жизни с любимой женщиной на Гавайях. При этом я приобрел намного больше и доволен теми решениями, которые принял”.

Блоги: Владимир Гарматюк

  • Почему в России помидоры не горят

    С 6 августа 2015 года в России исполняют Указ Президента РФ В. Путина – уничтожают несанкционированные продукты питания» из стран Евросоюза, Америки, попадающие под российский запрет на поставку импортного продовольствия. Силы, нервы, энергия, горючее, материальные ресурсы государственных служащих направлены на уничтожение результатов полезного труда многих людей. За неделю в России привели в негодность сотни тонн: персиков, апельсинов, помидоров, сыра, мяса, прочего.

    К слову заметить – ни одно живое существо в природе сознательно не уничтожает свою пищу. Самолюбию человечества в этой связи наносится глубокий моральный ущерб. Здравомыслие негодует, народ собирает подписи на отмену президентского указа.

    Будь у нас в России коммерческая смекалка, то всё можно обернуть в прибыль. Подробнее…

Блоги: Наталья Шахназарова

  • Лица и лики на моем пути

    Когда-то – на заре Живого журнала (ЖЖ) в просторах российского интернет-пространства я создала один из ранних своих блогов-дневников, и кое-какие наблюдения того времени тоже могут появляться здесь, совместно с подобными из других источников. Для начала мне почему-то захотелось вставить сюда кусок из тех времен. И далее поймете, почему мне понадобилось это эссе дневникового типа. Тем более, что я буду прерывать текст своими нынешними комментариями. Итак, заглянем в March 19th, 2007.Moskau Подробнее…

Наверх